журнал | о конкурсе | условия | жюри | лауреаты | пресса | спонсоры | контакт

2017, №2

Инна ШОЛПО
Коммерческая съемка

 
2017
 
  №1 №2  
 
2016
 
№1 №2 №3 №4

Инна Шолпо - учитель литературы, преподаватель вуза, автор учебников. Автор книг:"Недочитанный роман" (2012), "Сон цикады" (2015) и двух сборников рассказов "Путешествие улитки" и  "Предметы старого быта"  ( 2017). Живет в Петербурге.

 

   Марк позвонил утром. Я вообще-то даже приблизительно не жаворонок, поэтому, наверное, ему и удалось взять меня голыми руками. В постели, тепленького.
   — Старик, выручай. У меня тут такие обстоятельства… Я должен срочно уехать на пару дней. А у меня завтра съемка love story. Ну, не подводить же людей, жаждущих запечатлеть свою вечную любовь перед свадьбой.
Марк был циником и свадебным фотографом. И то и другое его кормило.
   — А нельзя ее запечатлеть в другой день? Ну, скажем, через неделю? — зевнул я.
   — Любовь-то вечная.
   Я тоже немножко циник, но снимаю портреты, и чаще всего бесплатно.
   — Не, через неделю уже свадьба. Они хотят сделать из этих фоток слайд-фильм и показать гостям.
   — А то гости без этого не поверят в вечную любовь?
   — Типа да. В общем, дорога ложка к Христову дню.
   — Да я никогда не снимал эти… стори.
   — И что? Портретист ты отличный, с опытом. Ну, выгуляешь их по центру, снимешь кадров двести… Он ее обнимает, она его целует, они поедают друг друга нежными взглядами, он ей дарит букетик нарциссов… За колонной, на скамеечке, на ступенечках у воды… На льва пусть залезут…
   — Какого льва?
   — Блин… каменного.
   Хотелось спать. Но деньги, что ни говори, хорошая вещь. Двойной портрет я снимал. Хотя от слов «двести кадров» я почувствовал легкую тошноту.
   — Короче, ты согласен, — сказал Марк. — Я дам им твой телефон.
   Я пополз в душ, выпил две чашки кофе и через час набрал Марка.
   — Слушай, как они хоть выглядят-то? В каком стиле одеваются, чем дышат… Ну, чтоб я знал заранее. Чтоб спланировать.
   — Фиг ли там планировать? Ну, в общем… снимаем белье, залезаем на шар…
   — Какой шар?
   — Это я не тебе, извини. В общем, она такая… Ничего интересного. Пай-девочка, дедушка — академик, папа — проректор чего-то. Интеллектуальная серая мышка в очках. Шатенка. А он ничего такой, красивый, высокий, брюнет. Обаятельный, бабы таких любят. Поступает в аспирантуру. Не знаю, что он в ней нашел. Ладно, извини, работаю. Девочку на шаре снимаю.

    Клиент, которого звали Леонид, позвонил через пару часов. Приятный бархатистый баритон, вальяжная интонация. Договорились о месте и времени встречи.
   — Могу я поговорить с вашей невестой? — спросил я под конец. — Знаете, с девушкой нужно заранее обсудить детали макияжа, одежды.
   — Пожалуйста. Ксю, поговори с фотографом.
   И он передал трубку.
   — Алло… — робко прошептал женский голос.
   — Оксана?
   — Да, Ксения.
   — Здравствуйте, Ксения. Я бы хотел уточнить стилистику съемки.
   — А разве Леонид…
   Интересно, она так его всегда и зовет — «Леонид»?
   — Мужчины об этом, как правило, не задумываются. В каком стиле вы будете одеты?
   — Ну… У меня светлый плащ… Шарф… Берет.
   — А под плащом? Надеюсь, погода нам позволит раздеться.
   — Ну… платье.
   — Наденьте что-нибудь темное, хорошо? С макияжем не переусердствуйте. И пусть молодой человек прихватит букетик нарциссов.
   — Да… Только вот… Я сказать хотела… Я на фотографиях не получаюсь.
   Не могу сосчитать, сколько раз я слышал это от своих моделей.
   — Ничего страшного, — ответил я с дежурной бодростью. — Я думаю, у нас все получится. Тем более что рядом с вами будет любимый человек.
   Но по окончании разговора я не чувствовал себя так уж уверенно. Серая мышка в очках. Красавец с нарциссами. Боже правый!

    Мы встретились в Александровском саду, у фонтана.
    Леонид и вправду оказался красавцем: рослый, статный, местами брутальный. На нем были синие джинсы, черная водолазка и бежевая спортивная куртка. В руках он нес букет нарциссов, головками вниз.
   — Реквизит! — деловито сказал он и положил цветы на скамейку.
   Серая мышка посмотрела смущенно из-за стекол очков. Очки были дорогие, так же как светлый тренч и высокие сапоги (дед — академик все-таки), но мышка все равно оставалась серой.
   Я решил начать со скамейки. Простенько, классично. Они вполоборота друг к другу, цветочки между ними. Нет, теперь цветочки в руку. Нет, ему. А теперь она берет цветы. Расстегните плащик. О, эта косынка все портит. Возьмите палантин (достаю из своей заветной реквизитной сумки широкую полосу светло-голубой ткани). Так, свободнее. Ксения, опустите взгляд. Леонид, попробуйте ее обнять. Нежнее, пожалуйста. А теперь встанем. Подойдем к дереву. Леонид, обопритесь о ствол. Да, а вы, Ксения? Да, вы выглядываете из-за ствола, ну, игриво так. Ой, а без очков вы можете выглядывать? Глаз не видно. Один Леонид отраженный. Что? Я вам покажу, куда смотреть. Так, а теперь крупный планчик. Леонид, смотрите на меня, как на Ксению. Да нет, ну кто так смотрит на любимую девушку? Давайте, Ксения, за плечом у меня встаньте. Вот, теперь смотрите на нее. Поменяйтесь местами. Крупный планчик без очков. Океюшки.
Покрутившись вокруг лавки и потоптавшись по газону, я нащелкал кадров пятьдесят и исчерпал фантазию.
   — Пойдемте на набережную, к Неве. Где львы.
   Поставил Леонида внизу на ступеньках. Ксению наверху.
   — А теперь бегите навстречу друг другу. Да кто так бегает, Леонид, у вас же эта... любовь. Бегите, как будто она вам принесла миллион долларов. Во, так лучше! Ксения! Плащ расстегните! Спустите с одного плеча. Шарф пусть развевается. Да снимите очки, разобьете еще. А теперь, Ксения, вы как будто бежите. Леонид, ловите ее за конец шарфа! Ну вы ее так задушите, аккуратнее! Теперь рядышком встали, смотрим на воду. Мечтательно так. Уф, ну что еще…
   — Может, мы на льва залезем? — предложил Леонид.
   — Не стоит, — сказал я, пытаясь скрыть раздражение.
   Но Леонид уже решительно направился к несчастному животному и потянул за собой покорную Ксению.

    Вечером я уныло просматривал на большом мониторе отснятые кадры. Любовь на лавочке — это в корзину. Что дальше? Красавец с букетом нарциссов, опирающийся на ствол дерева с небрежностью денди. Цветы в его руках — кичливые и холодные. Неприметная девушка в очках, испуганно выглядывающая из-за дерева. Отражения Леонида в очках, более четкие, чем ее лицо. Потом без очков. Черт, что это?! Это уже не серая мышка, это… глаза, распахнутые, прекрасные, два озера… И теперь уже цветы у нее в руках — бледные, ломкие, отчаянные. А вот и лестница. Ксения бежит, голубой палантин развевается на ветру. Близоруко сощурившись, она бежит, а Леонид ждет, раскинув руки, как капкан. Прекрасное женское лицо, словно вместе с очками она скинула с себя какие-то мешавшие ей путы. Опять смазанный кадр, туманный взгляд. И алебастровый лик Леонида, застывшего в странной позе. Почему-то она все время уходит в расфокус, а Леонид получился на редкость четко. Она пытается убежать, но он ловит ее за концы шарфа. Черт! И их лица на фоне воды: тонкий, мечтательный профиль Ксении. Растрепанные ветром волосы. Полуоткрытые губы. Профиль Леонида с легкой иронической улыбкой, словно отчеканенный на медали. И наконец Леонид, гордо восседающий на льве.
   Я представил себе, как кто-то будет лепить из этого слайд-шоу. Мама, не горюй просто! Но это уже не мое дело. Я Марка предупреждал.

    Марк отреагировал не сразу. Дня через три. Голос у него был какой-то странный.
   — Ну, как? — с деланным оптимизмом спросил я. — Клиенты довольны?
   — Ммм… Старик, ты, конечно, талант, я не отрицаю. Но богатым никогда не будешь.
   — Что? Не заплатили?
   — Да нет, заплатили. Парню понравилось вроде.
   — И что?
   — Что-что… А вот свадьбу мне снимать не придется.
   — Почему?
   — Потому что ее не будет.
   — А что случилось?
   — Невеста передумала.
   — И при чем тут я и размеры моего капитала?
   — Ладно, не валяй дурака. Я, конечно, ремесленник, но кое-что понимаю в искусстве.
   — Не стоит преувеличивать влияние искусства на человеческую жизнь.
   Я нажал «отбой» и пошел пить кофе.
   Через час телефон завибрировал эсэмэской: «Спасибо вам. Может быть, вы согласитесь снять мой портрет? Ксения».

 

Вернуться к содержанию журнала

Vadimedia