журнал | о конкурсе | условия | жюри | лауреаты | пресса | спонсоры | контакт

2017, №1

Барри ЙОРГРАУ
Рассказы

 
2017
 
№1    
 
2016
 
№1 №2 №3 №4

Барри Йорграу – американский писатель и артист. Родился в ЮАР. Живет в Нью-Йорке и в Стамбуле. Автор девяти книг прозы. Известный музыкант Девид Берн сказал о его текстах: «Я никогда не запоминаю свои сны, но истории Барри Йорграу могут служить совсем неплохой заменой им».

---КОМАР
---Маму кусает комар. Она страшно распухает, потом поднимается к потолку и зависает там.
---– Что происходит?! – требую я ответа, входя в гостиную за журналом.
---– Какая-то козявка укусила, – отвечает мама. – И вот на тебе!
---От отчаяния я издаю стон.
---– Мама, – молю я ее. – Ну, почему с тобой вечно что-то случается?! 
---– Опять эти глупые вопросы! – ворчит она. – Я же тебе объяснила. Или ты думаешь, мне нравится здесь висеть?
---Ответ так и рвется у меня  наружу, но я сдерживаюсь. Скрежеща зубами, выхожу за соседом. Добрый парень, он уже знаком со  штучками моей мамы, и у него есть стремянка. Потом иду в кухню и звоню доктору. Тот говорит, что у мамы есть рецепт и она знает, что делать. Его последнее заявление вызывает у меня саркастическую ухмылку. Я смеюсь, надеясь, что он присоединится. Он говорит, чтобы я позвонил, если к утру опухоль не сойдет.
---Возвращаюсь в гостиную. Мать уже внизу, сидит мешком на диване, сосед рядом. Наверняка уже приступила к подробному описанию происшествия, но я даю гостю его краткое описание и выхожу, пока мама не превратила меня в аудиторию для своего показательного выступления. Сосед сидит возле нее с проштрафившимся видом.
---У себя в комнате я пытаюсь читать. Немного погодя выглядываю в окно и вижу, как мама провожает соседа к калитке. Он несет стремянку. Пару раз она поднимается в воздух, издавая при этом нервный смех и болтая ногами, а он аккуратно тянет ее вниз.

---ПИКНИК
---Я еду с родителями на пикник. Мы останавливаемся недалеко от обрыва. Отец говорит, чтобы я принес корзинку с продуктами для пикника. Ветер поднимает лацканы его пиджака. Он дико смотрит на маму. Издает хриплый, прерывистый стон. Неловко хватает ее за руку. Мама вскрикивает и открывает рот, как от потрясения. Держась за руки, они торопливо выбираются из машины, направляются к уступу и с громкими криками прыгают с него. Звук криков быстро удаляется, потом все разом смолкает.
---Я стою у машины, глядя на уступ. Ветер посвистывает в ушах. Немного погодя, я со страхом приближаюсь к уступу, едва передвигая колени, заглядываю вниз. Родители лежат на камнях, как похожие на них тряпичные куклы. Они так и не расцепили рук. Волны омывают их туфли, накатывают на ноги и бедра. Я отползаю на несколько футов, потом поднимаюсь.
---Возвращаюсь в машину. К корзине приколота записка. Смотрю на нее, но она ничего не значит для меня, как если бы я был недостаточно взрослым, чтобы читать пропись. С унынием перебираю содержимое корзинки, большая часть которого мне не по вкусу. Открываю банку с маринованным луком, нюхаю с отвращением, откладываю в сторону. Я нахожу три куска пирога. Съедаю один, затем кусок второго, устроившись на заднем сиденье, сжевываю половину груши. Потом я еще какое-то время сижу без движения, одеяло из машины прикрывает мои колени, а я смотрю на скалу, слушаю звук набегающих волн и шорох ветра. Потом свет вокруг меня начинает медленно меркнуть. Я неловко выбираюсь из машины. Стою возле нее. После наполненной долгими колебаниями паузы, поворачиваюсь и отправляюсь по грунтовке, которой мы приехали – сперва медленно, потом все торопливее, пока мои неверные шаги не смешиваются с растущими вечерними тенями.    

Авторизованный перевод Вадима Ярмолинца

Вернуться к содержанию журнала

Vadimedia