журнал | о конкурсе | условия | жюри | лауреаты | пресса | спонсоры | контакт

2017, №1

Георгий ПАНКРАТОВ
Ущерб

 
2017
 
   
 
2016
 
№1 №2 №3 №4

---Вадим жил с гражданской женой Вероникой уже седьмой год. Не расписался – «и так нормально». В последние месяцы все больше сидел без дела – он был отделочником, но не котировался слишком высоко. Одна работа кончилась, другой не предлагали. На меньшие деньги идти не хотелось. Так, разве подхалтуривал иногда и листал газеты. Чем заняться еще, он не знал: в его тридцать восемь поздно было искать что-то новое, как он говорил, «рыпаться». В общем, жил в ожидании лучших времен.
---Иногда что-то делал по дому, встречал, провожал жену. Та крутилась в офисе, «с бумажками», как объяснял мужикам Вадим. О работе жены он не знал ничего, и ему было не интересно. Отношения с Вероникой были нормальными – не в том смысле, что без проблем, а в том, что без искорки: ну, не искрилось между ними после стольких лет. Но и Вадим, и Вероника поступили так, как «поступают все»: забили на это. Что же, расходиться теперь, если нет искорки?
---Развлекаться Вадим не умел, а у жены не было времени. Иногда гуляли в ближайшем парке. Вадим стоял на балконе и докуривал, осматривая двор, Вероника осторожно открывала дверь и предлагала: «Пойдем?». «Ну пошли, че», – отвечал Вадим, и они выходили на улицу. Приближался Новый год –  хоть и через месяц только, а думать уже надо: как отметить, где деньги брать, сколько… Да и просто можно было фантазировать, представляя, как на несколько долгих и сонных дней все вокруг станет хорошо. Сказочно.
---– А, вспомнила, – сказала Вероника по дороге. – Надо в офис смотаться за документами. Завтра ж к этой… – она выругалась, – через весь город переться. Вставать рано. А я их забыла, вот дура!
---– Да езжай ты с утра, –  вяло возразил Вадим. Он не любил, когда планы менялись, и вместо приятной прогулки вырисовывалась какая-нибудь суета.
---– Ну Вадим, ну че ты… Это мне в пять утра вставать надо. Как маленький. На автобусе доедем – полчасика и свободны.
---– Ладно, поехали, – безучастно сказал Вадим, и они отправились на остановку автобуса. Народу стояло немного, видно, недавно был, решил Вадим и закурил. Вероника закашлялась, и он отошел чуть подальше.
---– Вот подарю тебе на Новый год никотиновый пластырь, – пошутила Вероника.
---– Не-не-не! – бурно возразил Вадим и пояснил, где он видел такие подарки. –  А тебе-то че подарить, а, любимая? – спросил он, изобразив задор.
---– Платье бы, – раздумчиво сказала Вероника. – И сапоги хорошо б новые, этим капец уже.
---Вадим промолчал, прикидывая.
---– А вообще, давай друг другу не дарить ничего, – предложила Вероника. – Сэкономим. Съездим к маме, погостим…
---– Ой, на фиг надо, – скривился Вадим, – к маме твоей… Давай у нас лучше. Чего у нас, плохо? Фейерверки позапускаем.
---– Ага, – Вероника поднесла руки к лицу и шумно выдохнула в них, а потом задумалась о чем-то и улыбнулась, взглянула на Вадима добрым взглядом. – Скорей бы.
---– Скорей бы автобус, – буркнул Вадим и направился к урне: – Хабец выкину.
Подходя к урне, Вадим краем глаза заметил, как грузовик на противоположной стороне улицы стал разворачиваться – остановка находилась на перекрестке их двухполосной улицы не с переулком даже, а с узенькой асфальтовой дорожкой, по которой завозили продукцию в универсам.
---«Ну и как он тут проедет, дятел?» – подумал Вадим, и вдруг эту мысль перебила другая, шальная и страшная. Его обдало холодом, словно кто-то швырнул в лицо снега, и он обернулся. Пытаясь уйти от удара с «дятлом», прямо в остановку неслась черная иномарка. И в этот же миг все вокруг стихло, только кружились в желтом свете фонаря снежинки.
---Вадим повел себя странно: он не бросился к остановке сразу же, не закричал – он закрыл глаза, чтобы ничего не видеть, и долго стоял так, считал в уме. Когда наконец двинулся к месту происшествия, вокруг уже толпились люди, кто-то бестолково суетился и причитал, кто-то щупал пульс. Жена лежала как живая, только мертвая. Немного крови на висках –  и все. И в руках сумка.
---Неподалеку остановилась разбитая иномарка. Один бок сильно помялся, но другой, где находился водитель, остался невредим. За рулем сидел крупный человек в очках, бритый наголо, в сером пальто. Его лицо не выражало никаких эмоций: он смотрел прямо перед собой и не шевелился.
---– Я убью тебя, сука! – заорал Вадим, бросившись к кабине. Стучал по стеклу кулаками, затем водитель опустил стекло. – Что ж ты сделал-то?! Что же ты сделал?..
---Потом были похороны. Точнее, была кремация, но русский человек не скажет «был на кремации», он все равно скажет «на похоронах». Вадим потратил все деньги, найденные в доме. Народу было немного – в основном, девчонки с работы да ее родители. Они Вадима не любили. Жил он с женой, правда, в своей квартире, так что съезжать никуда не пришлось. Но кроме этой квартирки, доставшейся от родных, у него ничего не осталось.
---Началось долгое разбирательство. Вадим ходил в суд неохотно – для дачи показаний, пару раз. Уже в первый день мужчина из иномарки, все в том же сером пальто, высказал желание поговорить. Они зашли в пустой зал и долго сидели, молчали. А потом водитель резко, безо всяких предисловий, предложил ему взять миллион рублей.
---– Ты что же, сука, откупиться хочешь?! – взревел Вадим.
---– Видишь, – спокойно сказал водитель, – я не то, чтобы очень богат, но есть деньги. Пусть следствие покажет, виноват ли я был… там. Я не зверь, так вышло случайно. Если надо, то я присяду.
---– Присядешь, гнида, еще как присядешь!
---– Но перед Богом я все равно виноват... Я просто хочу помочь. Это не то что моральный ущерб, как говорят… Да, никакими деньгами… Понимаю, что я сделал, натворил. Что это никак нельзя исправить, что мне теперь жить с этим… Это единственное, что я могу сделать. Не самому же под колеса…
---– А не мешало бы! – крикнул Вадим, направляясь к выходу. – Пошел ты! Засунь себе в жопу, понял?
---– Придешь в следующий раз, сообщи реквизиты банка, –  устало сказал водитель.
---«Ущерб! – думал Вадим дома. – Ишь ты, ущерб!» Ему не нравилось это слово: так его дразнили в школе. Кликуха такая была, у всех разные, у него вот «Ущерб». Вспоминать было неприятно.
---Когда снова пришел в суд – дал номер счета, и в тот же день ему перевели миллион.
---Потом он весь вечер тупо пялился в «ящик». Думал мучительно: «Как потратить деньги, чтобы не оскорбить ее память, чтобы с умом, или вложить во что-то. Но во что?» И ещё вдруг подумал с горечью: «Как она была бы рада! Перед самым Новым годом – миллион!»
---Сразу постановил для себя: не бухать. Ни в коем случае. Но в первый же вечер навалилась такая тяжесть, что оставаться трезвым было невыносимо. Он отправился в бар и пропил двенадцать тысяч рублей.
---«Ничего, – думал, – скоро выйду на работу. Отработаю, доложу обратно. Буду считать, что свои пропил. Считай, взял в кредит. Или в долг. У мертвой жены в долг…» От тоскливых мыслей хотелось напиться еще сильнее, чтобы забыть их.
Но наутро навалилось такое похмелье, что Вадим понял: он может банально сдохнуть. Не от горя, а просто башка разорвется на части.
---Так он провел две недели. Иногда звал старых приятелей, знакомых с прошлых работ. Иногда ночевал дома, подолгу перед сном глядел на ее фото, что стояло в рамочке на подоконнике, возле тощего цветка. Было тошно.
---Потом была Лига чемпионов. Однажды, смотря «под пивко» матч, Вадим увидел в кадре красивых болельщиц. Вдруг почувствовал сильное желание – и просто никак не смог справиться. Покопался на сайтах и вызвонил двух женщин – сорока двух и сорока шести лет. Две стоили как одна, если моложе. Но Вадиму нужны были две. Раздался звонок в дверь, и он выключил футбол. Полночи занимался непотребствами, пока хватало сил. Бросив распаленный страстью взгляд на подоконник, увидел ее фото. Подошел, отвернул.
---Назавтра Вадим осознал, что пить больше нельзя. Весь день мучался, проклинал судьбу, вечером сел за стол и подсчитал деньги: семьсот тысяч, все оказалось не так плохо.
---Новый год был совсем скоро. Было ужасно встречать его без Вероники, но он решил сделать подарок себе – если больше все равно некому. А заодно, значит, и ей: может, видит с небес, порадуется. Купил новый диван, «плазму», новый мощный компьютер, остеклил балкон – купил материалы, вызвал рабочих. Подключил, наконец, кабельное телевидение – Вероника давно хотела. Еще четыреста тысяч осталось.
---После праздников приезжали ее родители, поразились переменам в квартире. Хотели забрать вещи дочери – что-то из одежды, белья, мелочевку какую-то, но Вадим пожал плечами. «А я все выкинул», – сказал он простодушно. Чтоб отстали, пошел в комнату, отсчитал сто… потом передумал –  пятьдесят тысяч. Триста пятьдесят положил в ящик, рядом с паспортом и ИНН.
---А потом Вадим обнаружил, что у него совсем нет одежды, обуви – и тут же отправился в магазин. По дороге обратно купил хороших продуктов –  целую огромную тележку в гипермаркете. Еле дотащил. Пока тащил, подумал, что неплохо бы автомобиль. А что, вложение неплохое. Да только вот какой? На двести семьдесят тысяч особо не повыбираешь.
---Сговорился с мужиком на сайте «Авито». Мужик оказался нормальный, работяга, поняли они друг друга быстро.
---– Нормальная? –  спросил Вадим, кивая на машину.
---– Нормальная, –  кивнул мужик.
---После недолгого осмотра ударили по рукам. Осталось еще двадцать тысяч и несколько сотен, и доехав на новом авто до дома, Вадим отправился в ночной ларек и взял пивка. Не торопясь, зашел в подъезд, выругался – как всегда, там было темно. Вспомнил, как Вероника просила вставить лампочку. «Да че ее ставить, –  резко отвечал Вадим. – Сразу же упрут».
---В темноте сверкнули огоньки сигарет – и пара быстрых ударов свалила его на пол. Вадим просто даже не успел ничего понять. Последнее, что слышал, – гнусавый голос:
---– Двадцак и мелочь.
---– Нормально! – ответил второй, такой же.
---Очнувшись, побрел домой –  умылся, упал на диван, отоспался.
---Наступала весна. Деньги кончились, даже те, что удалось выручить с продажи «плазмы» и компа. Спустился к почтовым ящикам, достал газету, нашел номер. Позвонил.
---– Ребят, отделочники нужны? Нормальный, много не пью.
---На следующий день пришел на объект – просторную квартиру с множеством окон, просторной кухней, несколькими комнатами и двумя – Вадим присвистнул – туалетами. Прораб коротко обрисовал задачу, познакомил его с другими работягами. Мужики вроде нормальные, решил Вадим. Оставалось дождаться босса, чтобы решить по деньгам.
---Когда в квартиру вошел человек в сером пальто, бритый наголо, в аккуратных очках с золотистой оправой, Вадим уже не чувствовал ничего. Он не вскочил с места, не бросился с криком: «Ты, сука!» Нужны были деньги, нужно было работать, жить.
---Они только обменялись взглядами – короткими, выразительными.
---– Смотри сам, – выдохнул мужчина.
---– Ничего, – шмыгнул Вадим. – Нормально.
---– Ну ладно, – сказал мужчина. – Работай.
---Прораб на будущей кухне уже дожидался его: нужно было решить по деньгам.

Вернуться к содержанию журнала

Vadimedia